Актёры МХАТа им. Горького одержали первую победу в тяжбе с руководством театра

0 5

В Пресненском суде завершился скандальный процесс между актёрами МХАТа им. Горького и руководством театра. Первую, пусть не полную, но победу «несогласные» одержали. Они добились выплаты положенных им надбавок. Однако, прежде чем судья Юлия Зенгер поставила точку в этом споре, стороны успели ещё раз эмоционально выяснить отношения, раскрывая всё новые и новые подробности закулисного общения с коллегами по сцене. Звучала несколько раз не только фамилия великой Татьяны Дорониной и нынешнего худрука Боякова, но и их бывшего заместителя Клементьева, теперешнего главы профсоюза Кабанова, режиссёра Дмитриева и даже начальника службы внутренней безопасности Чижа. В общем, полноценный спектакль.

фото: Александр Трегубов

Актеры МХАТа им. Горького.

Действо началось у здания Пресненского суда, попасть в который оказалось не так просто. Внушительных размеров очередь мало продвигалась по причине особенно тщательного досмотра приставов, придирчиво водивших металлодетекторами едва ли не по самым нежным местам. Оно и понятно, после инцидента с самоубийством экс-начальника отдела ФСИН, пронесшего в суд оружие, ещё и не так будут проверять даже бабушек с тросточками.

Тем не менее, мхатовское заседание всё же состоялось. Представитель истцов, председатель Московского профсоюза работников культуры Лидия Фомина открывает своё выступление с заявления о первопричинах конфликта, а именно – нежелании актёров МХАТа им. Горького видеть на сцене Академического театра матерные спектакли, которые появились с приходом нового худрука Эдуарда Боякова. Оттого, по словам Фоминой, и случилась история с требованием всем перейти с бессрочных на срочные договоры. Когда же часть артистов отказалась, их стали снимать с ролей, не платить надбавки, лишать премий, то есть дискриминировать.

Актёры МХАТа им. Горького одержали первую победу в тяжбе с руководством театра

— Я разговаривал с Татьяной Шалковской, артисткой нашего театра и супругой помощника худрука Валентина Клементьева, — рассказывает актёр Алексей Бирюков — Она агитировала меня перейти на срочный договор. Прямым текстом говорила: «Лёш, ты же понимаешь, что если этого не сделаешь, то лишишься и работы, и денег.

В общем, так и случилось. Бирюков почти не играет. Более того, оказывается, к нему были претензии со стороны режиссёра и коллеги по сцене Александра Дмитриева по поводу спектакля «Леди Гамильтон» с формулировкой «недобросовестное отношение к роли», Бирюков в правдивость подобных заявлений не верит. Дмитриева знает давно, заменял его в спектаклях. Когда же тот выступал в качестве постановщика, то всегда, если ему что-то не нравилось, собирал актёров и высказывал своё недовольство напрямую.

В свою очередь, другие мхатовцы Андрей Зайков, Ольга Дубовицкая и Юрий Болохов, к которым также обнаружились претензии со стороны всё того же Дмитриева и главы мхатовского профсоюза, актёра Михаила Кабанова, вместе с другими несогласными припомнили последнему спектакль «Мастер и Маргарита». В нём Кабанов играет Воланда и, по словам коллег, часто забывает текст, а в сцене Бала Сатаны артист даже забыл про свой выход.

Откровения продолжились с вызовом свидетеля — заслуженной артистки России и Карелии Лидии Матасовой. Во МХАТе она больше двадцати лет, и за это время, по её словам, крайне редко артистам выносили столь серьёзные замечания. Разве что могли уволить за появление в нетрезвом виде. Так, поведала Матасова, «за пьянку» убрали из театра Валентина Клементьева.

– Я лично просила Татьяну Васильевну Доронину вернуть Клементьева в театр, — говорит Матасова, — и его вернули.

Эмоции на процессе кипят через край. Антон Наумов в своём выступлении объясняет ценность актёрской профессии:

– У меня отец-инвалид, бабушка 91 год, безработная гражданская жена и несовершеннолетний сын. Получаем мы небольшие деньги. Отдаём этому театру душу, силы, здоровье!

Что касается представителя ответчика, то Фёдор Кириллов убеждён, что именно «несогласные» раздувают конфликт, чтобы дискредитировать новое руководства театра во главе с худруком Бояковым, у которого просто другое, отличающееся от них, видение творческого процесса. «Приказов снятия актёров с ролей не было, — говорит он, повторяя утверждение Валентина Клементьева на прошлом заседании, — кроме того, в оценочной комиссии 19 человек. Нельзя же всех людей запугать и принудить! (Раздаются голоса в зале: «Ещё как можно! – авт.)

Судья Юлия Зенгер, изучив все материалы дела, отправилась выносить решение. Раздумье заняло около часа. В итоге требование истцов выплатить им необходимые надбавки и премии было удовлетворено, всего 709,5 тысячи рублей, плюс компенсация морального вреда в размере трех тысяч рублей. Только вот осталось неизвестным, вернутся ли артисты на свои роли.

Источник: www.mk.ru